Онлайн-экскурсия по "рыбному" музею Крыма [фоторепортаж]

Просмотров: 
565

Один из самых дорогих экспонатов - парусник из ребра стеллеровой коровы, истреблённой несколько веков назад

Оказывается, зубастые пираньи падают в обморок от громкого шума, киты могут утонуть во сне, в Африке рыбу выкапывают как картошку, а в Китае делают рыбное вино. Обо всём этом рассказывает экспозиция Музея рыбы и рыболовства. Он официально с конца января начал работать в здании Дворца культуры и творчества "Чайка" на набережной Феодосии, передает АиФ.

Основа экспозиции - частная коллекция феодосийца, ихтиолога, кандидата биологических наук Михаила Куманцова. Четверть века он собирал предметы с рыбной символикой, а также раритеты и экспонаты, поднятые в рыбацких сетях с морского дна. Свой первый музей ихтиолог открыл в 2015 году. Но вся коллекция в небольшом помещении цокольного этажа разместиться не могла: из 5 тысяч на виду были только 2 тысячи экземпляров. Благодаря реставрации Дворца культуры, который стал частью курортного комплекса "Алые Паруса", музей получил второе рождение и отрыл свои двери уже в полностью оборудованном и приспособленном для экскурсий помещении.

От Чукотки до Аляски

- Это огромное счастье в моей жизни, - признается Михаил Куманцов. - Собирал коллекцию двадцать пять лет и думал: куда это всё потом? Небольшой старый музей был неплох, но он сделан по принципу "экспонат-пыль-бабушка на кассе". А сейчас стал другим - интереснее, красивее, он пополняется экспонатами, которые приносят посетители. Музей живёт. И я уверен, что и Феодосия заживёт по-новому.

Михаил Иванович родился в Феодосии, первые детские воспоминания связывает с рыбколхозом "Волна революции", где пацанве доверяли несложную работу, рассчитываясь рыбой со свежего улова. Впоследствии детская привязанность к рыбе определила профессию. Но перед тем, как стать студентом Дальрыбвтуза (Дальневосточного государственного технического рыбохозяйственного университета), Куманцов отправился на Крайний Север мыть золото, чему посвятил восемь лет. В своей любви к Заполярью винит Джека Лондона, который наделил этот регион таким романтическим ореолом, что после армии из лаборатории судостроительного НИИ "Ай-Петри" по зову "золотой лихорадки" бежал на Чукотку - раз уж на Аляску нельзя.

- На Аляску я попал в 1991 году, уже как начальник рыбоохраны Чукотки, - вспоминает Михаил Куманцов. - Меня привезли на рыбоводный завод в город Джуно, при котором действовал ресторан и магазин. Там я впервые увидел огромное количество товаров с рыбной символикой - футболки, носки, кружки, кепки. Такого у нас и близко не было.

Аляска стала отправным моментом для формирования коллекции. Первый экземпляр Куманцов не помнит, кажется это был значок в виде рыбки. Но с тех пор в какой бы должности и в какой стране не бывал, везде его интересовали музеи морских обитателей, "блошиные" рынки и лавочки, торгующие сувенирами на рыбную тему.

Вёз их из Австралии, Финляндии, Японии, Португалии, Кореи и Болгарии. Каждая командировка руководителя рыбоохраны была так или иначе связана с рыбой и это облегчало поиск, поскольку всегда находился гид, готовый отвести в местный музей моря. Потом уже стал осваивать отечественные "барахолки", искать тематические предметы.

- Идея была в том, чтобы раскрыть красоту рыбы, - поясняет директор музея. - Она сама по себе уникальная, а когда еще отображена в чем-то или на чем-то, это искусство. И еще это дань уважения профессии рыбака, которая отмирает. Несмотря на технический прогресс, рыбак по-прежнему дважды моряк: он выходит из порта, заходит в район промысла, ищет рыбу, ловит её, заготавливает, и только потом - в порт. При этом рыбак должен обладать всеми судоводительскими знаниями.

Ядра, "чешуйки", позвонок

В знак ответного уважения, рыбаки приносят в музей намытые в сети течением куски античных амфор, лапы якорей, грузила, крючки и даже каменное турецкое ядро. Все эти богатства составляют экспозицию рыбацких приспособлений и механизмов. Здесь можно увидеть старинные иглицы и челнок для плетения сетей, приспособление для ручного шитья парусов - гардаман. Украшение викингов - маленькая бронзовая рыбка XI века, приехала в Феодосию из частного морского музея Прибалтики, грузила XIV века подняли со дна Черного моря, капли для глаз из рыбы и в форме рыбы куплены в Японии, острога и вёсла - из Танзании. 

С рыбацкой фелюги, отслужившей своё, в музей перекочевал штурвал. Штурманский глобус звёздного неба раньше заменял GPS, а ключ Морзе на научном судне "Академик Книпович" пять раз побывал на Южном полюсе. Есть в коллекции кофель-нагель с парусника "Крузенштерн" и настоящий водолазный кренометр.

- Самые старые в коллекции - лапа якоря, которой почти три тысячи лет, грузила и крючки VI-VII века до н.э. и монеты-чешуйки Пантикапея, - показывает на музейную витрину Михаил Куманцов. - Но мне больше нравится вот этот позвонок реликтового кита, который миллионы лет назад водился в океанских водах.

Отдельная витрина - с инкрустированными изделиями из кости, где один из самых дорогих экспонатов парусник из ребра стеллеровой коровы, истреблённой несколько веков назад. Позвонок серого кита и его ус хозяин коллекции привез с Чукотки, где разрешён их промысел. Оттуда же бакулюм - пенисная кость тихоокеанского моржа, которую в ритуалах используют чукотские шаманы.

Ушная раковина серого кита и челюсть акулы неизменно вызывают интерес у посетителей, ведь на самом деле кит слышит… подбородком, а акула меньше чем за день отращивает новый зуб вместо утраченного. Об обитателях Черного моря, которые водились здесь когда-то и населяют глубины сейчас, Михаил Куманцов рассказывает школьникам перед экскурсией по музею.

- Моя докторская работа посвящена рыболовству на Чёрном море - и материала собрать и изучить пришлось прилично. Если не перегружать рассказ научными терминами и названиями морских обитателей на латыни, детям понятно и интересно всё: какие рыбы были, как их ловили, готовили и ели. У каждого что-то остается в памяти, - считает учёный.

О том, что человек тоже может жить под водой, посетителям музея рассказывает макет подводного дома типа "колокол". Реальные размеры такого колокола были 175 на 175 сантиметров, и в нём помещались два человека, чтобы во время водолазных работ не тратить время на спуск и подъем, рискуя получить кессонную болезнь. По шлангу с поверхности подавался кислород, так что два человека могли существовать в таком доме более суток без всплытия. Первые испытания такого подводного дома проходили неподалеку от Феодосии – на биостанции, у подножья Кара-Дага.

- Многое в музее, если не всё, ориентировано на детей - используются современные компьютерные фишки, 3D-проекции, мастер-классы, и дети с удовольствием ходят в такой музей. Информация, игра и творчество, это все в едином комплексе. Детям нужно двигаться, творчески выражать полученные знания, тогда им интересно, - убежден Михаил Куманцов. - Расчёт прост: дети и молодежь, если им понравится экспозиция, приведут за собой более инертных взрослых. И тогда музей будет жить.

Скоро в экспозиции появятся выдвижные стеллажи с коллекцией тематических монет и значков, в планах установить два аквариума - американский аквариум-фонтан и второй, с возможностью кормления рыбок. В кают-компании музея регулярно проходят творческие мастер-классы для детей и взрослых. 

Важно

До 15 апреля музей будет работать по зимнему расписанию – в субботу и воскресенье с 11:00 до 17:00, а в период высокого курортного сезона – ежедневно.

Фото: Музей рыбы и рыболовства

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
ВКонтакте

Севастополь

Самое читаемое