Наверх
Ежедневный информационный портал

10 декабря, суббота 13:43

Доллар: 63.3028 руб.
Евро: 67.2086 руб.

Расследование
Вторник, 15 Сентябрь 2015 17:28
261
0
0
0

Расследование исчезнувшей гуманитарки в Севастополе: скоро полетят головы?

Оцените материал
(0 голосов)

Расследование исчезнувшей в Севастополе гуманитарной помощи продолжается. С середины июня текущего года специальной комиссией во главе с экс-контрразведчиком Сергеем Балабановым проделана немалая работа.

Окончательные результаты этого громкого расследования станут известны уже в конце сентября - начале октября.

Последняя информация, которой любезно поделился с нами Сергей Иванович, свидетельствует: да, дело идет. Но при этом также ясно видно, как ставят палки в колеса комиссии те, кто по понятным причинам не заинтересован в том, чтобы севастопольцы узнали правду о разворованной гуманитарке. 

Некоторые севастопольские структуры, а также городские областные администрации России, откуда в Севастополь в марте 2014 года направлялась разного рода помощь, не отвечают на журналистские запросы о подтверждении данных отправленных и полученных грузов. Важно отметить, что севастопольское отделение Общероссийского Народного Фронта (ОНФ) и Законодательное Собрание города уклонились от приглашения по участию в работе открытой комиссии по расследованию гуманитарки.

А коль так, очевидно, что организации и чиновникам есть что скрывать. Существуют также подозрения в причастности к присвоению гуманитарки отдельных чиновников Законодательного Собрания и правительства Севастополя – по мере того как движется расследование, цепочка ведет в их кабинеты. Имена всех не озвучивают до тех пор, пока не будет окончательного подтверждения их участия. Затем документы направятся в следственные органы. 

По подсчетам комиссии, согласно собранным вещественным доказательствам и тетрадям учета, в Севастополь с 5 по 17 марта 2014 года от шестисот человек в качестве пожертвования поступило 128 тыс гривен, 100 долларов, 2 тыс рублей наличными, что в пересчете по курсу на тот период составило 500 тыс рублей. В то же время, порядковые номера в добытых журналах учета поступающей помощи, начинаются с 1016-го, а не с первого. Поэтому реальная стоимость пропавшего гуманитарного груза в денежном исчислении, по словам Балабанова, может достигать до 1,5-2 млн рублей. 

Кроме того, Сергей Иванович отметил, что комиссии осталось еще проработать следующие блоки вопросов:

Молчат? Значит, есть что скрывать…

На сегодняшний день Балабанов и остальные члены комиссии уже получили ответы от Владимирской области, Самары, Московской области. По Самаре, кстати, есть ремарка: в местных масс-медиа этот город проходил как донор для Севастополя. Однако в ходе расследования выяснилось, что самарцы пожелали помочь лишь беженцам из Донбасса, уехавшим в то время в Ростовскую область. Что касается Московской области: здесь ответ «низкого качества», поскольку областная администрация отрапортовала, что направила 38 млн рублей в Крым в целом. И теперь нужно узнавать, сколько досталось конкретно Севастополю. 

Плюс остались те, кто до сих пор молчит. Так, комиссия направила повторные запросы в Волгоградскую, Кемеровскую и Ярославскую области, Республику Чечню, а также начальнику отдела информационного обеспечения Черноморского флота, общероссийскую общественную организацию ООО «Росспас», Фонду Андрея Первозванного (СМИ писали, что фонд перечислял некую сумму денег городу), бизнесмену Константину Малафееву (Алексей Чалый в своем июльском интервью сказал, что именно он передал «русской весне» в Севастополе $1 млн).

Дополнительно сделан запрос политологу и экс-депутату Государственной Думы Константину Затулину. По слухам, он тоже направил деньги Севастополю. Однако выяснилось, что эта информация не соответствует действительности.

«В журнале регистрации, который есть в нашем распоряжении, порядка 80 исходящих номеров по гуманитарной помощи. Мы приглашали людей. Кто пришел, кто отказался, кто свалял дурака. Значительная часть организаций и городских/областных администраций на запросы не отвечает. Более того, в отношении 28 организаций-доноров, севастопольских учреждений и конкретных должностных лиц, не предоставивших ответы, комиссией письменно проинформированы генпрокурор РФ Юрий Чайка и прокурор Севастополя Игорь Шевченко о нарушении федеральных законов «О СМИ» и «Об обращениях граждан РФ». Когда мы просим передать нам копии документов по отправленному грузу – счетов, накладных, договора дарения, спецификации стоимости, удостоверений на груз и других актов – нам их не дают. Из Чечни вообще сказали, что ответят только на запрос госчиновника», - прояснил ситуацию Балабанов.

О самообеспечении блок-постов, к которым гуманитарная помощь не доходила, было много сказано в материалах, опубликованных на сайте «Информер». По словам Балабанова, тетради учета велись людьми, далекими от бухгалтерии. Так, на семь блок-постов из пожертвованных 128 тыс гривен пришлось только 10 тыс. И то, они были переданы лишь трем блок-постам. Где деньги для остальных четырех - загадка. Может быть, "забыли"? На кого же замыкался этот учет? 

В прошлых статьях, посвященных расследованию, рассказывалось: все поступало на склад по улице Суворова. По утверждению Балабанова, логистика курировалась младшим братом нынешнего спикера севастопольского Заксобрания Алексея Чалого, Михаилом – все конфликтные ситуации по складу «разруливал» он.

К слову (если уж говорить о Чалом-младшем) по городу давно пошел слушок, что за пропажей гуманитарных 19 дизель-генераторов тоже стоит он. Эту информацию Балабанов прокомментировал так:

«Мы тоже читали, что Михаил Чалый ответственен за исчезновение дизель-генераторов, но лично у нас таких данных нет. Мы выяснили, что на блокпостах было три личных бензогенератора и три принесенных байкерами из «Ночных Волков». В сопровождающих документах, предоставленных «волками», бензогенераторы числятся. Мы знаем, кому они их давали. На днях встречусь с одним из байкеров, который согласился мне рассказать, кому конкретно были переданы эти генераторы и иное имущество, собранное Волгоградщиной для Севастополя, которое они сопровождали. Если окажется, что по бумагам есть отгрузка бензогенераторов из Волгограда и области, они, соответственно, должны были быть распределены. Если же мы по протоколам распределения гумпомощи увидим, что они не были распределены, тогда вопрос будет адресован тем, кто их получал».

По вопросу получения всех 14 протоколов заседании комиссии по распределению гуманитарки при еще тогда существовавшей СГГА, журналисты написали письмо на имя Станислава Борисенко – руководителя департамента социальной защиты города. Балабанов подчеркнул: комиссия направляла письма «народному мэру» и тогдашнему главе координационного совета, а ныне – действующему председателю Законодательного Собрания Алексею Чалому. Однако в ответ получила лишь отписки от его заместителя Екатерины Алтабаевой. 

«Четырежды мы писали Чалому, и четырежды за него отвечала Алтабаева. Непременно костным языком, будто каждый ответ копировала с предыдущего: мол, Заксобрание к гуманитарной помощи никакого отношения не имело и архивные документы координационного совета в ЗС не передавались», - восклицает Балабанов, рассказывая тем временем и о запросах севастопольскому МЧС. 

«Последние ответили в духе «если вы хотите знать, что мы получили, напишите на 35-ю батарею, от которой мы получали гуманитарный груз, и там вам все расскажут». Что, конечно, не является ответом, что и когда получено МЧС-сниками и что у них на балансе числится. В целом, вывод напрашивается такой – раз не реагируют, значит, есть что скрывать», - резюмирует специалист.

Кто выводил деньги из-под контроля общественности?

В самом начале материала я упомянул, сколько за 13 дней марта поступило средств в Севастополь. По утверждению Балабанова, «87% из тех 128 тысяч гривен взял себе один из складских работников на Суворова, и он должен был эту сумму кому-то отдать».

«Фамилию этого человека называть не буду. Когда мы с ним связались, он ответил нам, что с нами разговаривать не будет. Только со следственным комитетом. Вот мы и направили подтверждающие документы и материалы в Следственный комитет. Пусть там разбираются, раз он не хочет нам, общественникам, говорить. Может, оставил эти деньги себе или отнес в координационный совет? Пусть следствие разберется», - приоткрыл завесу тайны Балабанов, сказав, что этим работником являлась женщина.

Кроме того, оказалось, что комиссия по распределению гуманитарки работала с начала марта и аж до 31 августа 2014 года. Девять протоколов (с 24 марта по 28 апреля) о работе этой комиссии журналистам и Балабанову предоставил экс-замглавы украинской Севастопольской администрации и председатель той самой комиссии во время «русской весны» Дмитрий Белик. Теперь комиссия, расследующая распределение гуманитарки, должна получить протоколы с 29 апреля по 31 августа. Представить эти документы согласились экс-заместитель губернатора Сергея Меняйло и бывший начальник департамента городского хозяйства Андрей Атаманцев, ставший главой комиссии после Белика (сейчас в Ростове), Борисенко и начальник управления семейной политики ГУ соцзащиты населения Севастополя Жанна Финогенова. На прошлой неделе Балабанов и журналисты-следователи подали запрос на предоставление этих протоколов. Вчера, 7 сентября, комиссия наконец получила эти 14 протоколов, и на данный момент они анализируются и проверяются.

Куда исчезли машины?

В распоряжение Севастополя в тот период в качестве гуманитарки поступило также 45 единиц разнообразного автотранспорта. Как говорит Сергей Иванович, сейчас они находятся на девяти различных городских транспортных предприятиях, названия которых пока не раскрываются.

Комиссия, поскольку она общественная, не может так просто зайти на эти предприятия и проверить их количество, состояние и постановку на учет. Городское правительство согласилось содействовать разрешению этого вопроса, предоставив чиновника с прав посещения. Пока Балабанов не раскрывает имя управленца, поскольку в распоряжение общественников он еще не поступил.

«Мы готовы были еще на прошлой неделе. Нам долго собираться не надо: человек из правительства и трое наших. Один изучает бухгалтерию, балансовый учет, другой снимает на камеру, третий смотрит состояние машин. Ждем чиновника», - пояснил бывший контрразведчик.

В этом вопросе, как и в других, неразбериха. По списку 45 машин, но одно предприятие ответило утвердительно о наличии на его территории двух авто, которые и должны были быть у них, а другое говорит: мол, гуманитарку не получали. Хотя по факту она в виде авто туда прошла. Третьи отвечают: мы только сейчас автомобили ставим на баланс. Спрашивается, а что целых 16 месяцев делали? Плюс нестыковки в этом вопросе комиссия обнаружила и после передачи Беликом протоколов. 

Маршрутки от «Росспаса»

Кроме вышеуказанных 45 транспортных средств, в Севастополе в марте 2014 года появилось 6-8 маршруток. По замечаниям Сергея Балабанова, когда Дмитрий Белик был во главе «весенней русской комиссии», он эти так называемые «яхты на колесах» не распределял. Журналисты написали запрос в «Росспас», который их выделил. Ответа нет. 

Пока непонятно, для чего городу были нужны эти машины. Как бы то ни было, опять нужно выяснить: то ли это гуманитарная помощь, и у кого она находится и почему в частной собственности, а не в общегородской? То ли это просто товар, поставленный по совпадению с острым периодом, но согласно контрактным обязательствам от одной компании/организации другой. Если это не гумгруз, то этот пункт вычеркивается из поискового списка журналистов.

«В принципе, мы знаем, как пошел дальше этот груз. И если он является гуманитарным, то наши материалы пойдут в СК. Пусть следователи разберутся», - намекнул Балабанов.

Чиновников к ответу?

«Не исключено, что следователям и прокурорам лягут на стол и другие вскрывшиеся негативные факты и материалы о высших должностных лицах Севастополя, о которых мы узнали в ходе расследования, и которые совсем не касаются гуманитарной помощи», - забегая вперед, говорит Балабанов. И добавляет: ведя собственное расследование, комиссия «по ходу пьесы» обнаружила некоторые весьма интересные, если не сказать – «жареные» – факты на некоторых чиновников. Понятное дело, общественники не могли пройти мимо такого. Не раскрывая деталей, Балабанов сказал: «это касается системы здравоохранения». Однозначно эти материалы будут переданы в следственный комитет, где им будет дана надлежащая правовая оценка и приняты процессуальные решения. 

«Есть еще такие люди, которые в этот момент были рядом и косвенно способствовали нечистой деятельности, но состава преступления у них нет. О них мы не будем сообщать следствию, но о них мы точно оповестим губернатора. Этих людей мы ни в коем случае не записываем в сообщники махинаторов. Но они определенно проявили себя беззубо в критической ситуации. Не велся должный учет вещей, что привело к таким последствиям. С точки зрения морали и этики, их нахождение на госслужбе нецелесообразно. Тем более, когда они выполняют хозяйственно-распорядительные функции», - отметил Сергей Иванович.

Между тем, отвечая на вопрос о тех, кто воспользовался сменой власти в целях личной выгоды, Балабанов подчеркнул: «это люди высокого полета, из ЗакСо и правительства».

На вопрос, удалось ли выяснить, какое количество оргтехники (компьютеры, интерактивные доски и проч.) в качестве гуманитарной помощи было получено и распределено в системе образования, Балабанов ответил так: «Мы хотим показать сам процесс распределения, где хранилась техника, кто распределял и как распределял». 

Конкретных фамилий он пока не назвал. Однако немного рассказал о поставке медицинского оборудования, в которой далеко не последнюю роль сыграли депутат Татьяна Щербакова и глава правительственного департамента здравоохранения Юрий Восканян. Депутату, по словам Балабанова, был направлен отдельный запрос. 

«Через неделю после начала работы комиссии по расследованию, она заявила, что во время «русской весны» получила из Сочи и поставила в севастопольскую больницу №1 200 с лишним единиц медоборудования. Мы сейчас это проверяем. Но тут вопрос другой: Щербакова нам не отвечает. Вместо нее пишет замглавы департамента здравоохранения Севастополя, Боенко, – мол, информацию предоставить не можем, поскольку она закрытая. Выходит, получение гуманитарной помощи - какая-то гостайна», - удивляется Балабанов, упоминая, что у него имеется негласная информация о том, что Восканян дал команду «не отвечать».

К слову, Forpost-Севастополь.RU из компетентных источников в Заксе стало известно, что депутат Щербакова и главный врач города – на весьма короткой ноге друг с другом. В кулуарах Заксобрания шепчутся, что именно поэтому Татьяна Михайловна свела Восканяна со знакомыми подрядчиками для проектирования онкодиспансера, приблизительная стоимость проекта которого – 50 миллионов рублей. 

Подытоживая результаты расследования на текущий момент, Балабанов сетует: у общественных организаций и корреспондентов нет рычагов в расследовании, которыми обладают правоохранители. По этой причине из десяти запросов-приглашений ответы приходят в лучшем случае на два. Сам он, несколько раз приходя в департамент здравоохранения, не может застать человека, который был членом комиссии по распределению гуманитарки по линии медицины. Оставляет свои контакты - не звонят, не передают. 

Тем не менее, Сергей Балабанов уверен: кое-кто обязательно будет отвечать за присвоение денежных средств и гумгруза. Бухгалтерские документы по закону хранятся пять лет, да и не могут их просто так выбросить (это ведь бюджетные деньги, или купленная на эти бюджетные деньги гуманитарная помощь).

Словом, впереди предстоит еще огромная работа по опросу очевидцев и денежных доноров. Балабанов признает, что узнать эти сведения у некоторых людей будет весьма нелегко. Кроме того, нужно выяснить, где прячется экс-замдиректора Агентства стратегического развития Севастополя Виталий Хворост, являвшийся председателем комиссии координационного совета по гуманитарке. Но комиссия этим заниматься уже не будет. Поскольку Алексей Чалый отказывается предоставить контактные данные Хвороста, материалы в отношении деятельности последнего будут переданы в СК.

Как уже не единожды заявляли общественные следователи, комиссия Хвороста взяла на контроль прием, учет и выдачу грузов и определение складов под них. Комиссия Белика, напомню, занималась только распределением – от складов до конечного потребителя. Причем контроль и информационного обеспечения, согласно утвержденному Чалым положению по распределению средств от 15.03.14, ложилась на группу Дмитрия Белика.

Однако близится итоговая пресс-конференция, на которой экс-контрразведчик и сотоварищи представят документы и факты, на сегодняшний день покрытые тайной. Все интересные бумаги будут прямо тут же, на мероприятии, переданы представителям правоохранительных структур, которых тоже пригласят.

Александр Соломатин, Forpost-Севастополь.RU

Интересно (0)
Актуально (0)
Не актуально (0)
Не интересно (0)
Поделиться:
Популярные новости:

Последние новости

Все новости

ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

и узнавайте о новостях первыми


OK
16+ Карта сайта Добавить в закладки rss
НЕ ПОКАЗЫВАТЬ БОЛЬШЕ ЭТО СООБЩЕНИЕ