Наверх
Ежедневный информационный портал

11 декабря, воскресенье 03:17

Доллар: 63.3028 руб.
Евро: 67.2086 руб.

История
Вторник, 01 Март 2016 10:41
231
0
0
0

«Морской» кавалерист

Оцените материал
(0 голосов)

24 февраля 2016 года сто лет могло бы исполнится нашему земляку Степану Матвеевичу Громышникову, который вырос в Севастополе, но всю войну провоевал на коне

Его род – из забайкальских казаков, из станицы Верхнеудинская. Так получилось, что отец Степана Матвеевича с 1921 года поселился в Севастополе, здесь и прошло детство и юность будущего кавалериста. В 1935 году он призвался на службу, попал на Дальний Восток, попал в 115-й кавалерийский полк 8-й кавалерийской дивизии. Помнит, что все шутили – моряк на коне, что собака на заборе…Потом смеяться перестали – казачья кровь, видимо сказалась.

После службы предлагали остаться на сверхсрочную, но потянуло домой, к морю. Вернулся, работал в судовых мастерских. Потом война, мобилизация, Был зачислен в состав 42-й кавалерийской дивизии, старшиной эскадрона.

Из воспоминаний Степана Громышникова:

«Когда мы снова загнали немцев за Краснодар, у меня в эскадроне осталось 12 сабель. Под станицей Крымская мы уперлись в очень сильно укрепленную позицию, так называемую «Голубую линию». Немец там сидел полгода, и успел подготовиться. Чего там только не было: несколько эшелонов траншей, блиндажи, доты. Из этих 12 человек чуть ли не все национальности страны: грузины, армяне, татары. Кого только не было. И все понимали, что надо… и беспрекословно подчинялись, и не было такого, чтобы неповиновение какое-то или еще что. Это очень-очень сложно объяснить… Это как большая семья. Человек, впервые попавший в действующую армию, он день – два ничего не понимает. А если ему помочь, он встанет рядом с тобой такой же, как и остальные, кто провоевал год или два. Солдату любой национальности я скажу большое спасибо за то, что они верили в меня и, не задумываясь, исполняли мои приказы.

А дальше наш Южный фронт развернули на Украину. Освобождал Никополь, Запорожье, Херсон. Потом – Крым, родной Севастополь.

Когда мы ворвались в Джанкой, там разгружался немецкий эшелон с танками. Только они начали разгружаться, а тут мы…

По Крыму уже быстро шли. Не успел оглянуться, вот она – Сапун-Гора. Там конечно густо они понаделали всякого разного: дзоты, доты, транши, норы какие-то…

Артподготовка как обычно, полтора часа. Артиллерия и танки били прямой наводкой, выковыривали их из нор.

Там я получил свою вторую пулю – был ранен в третий раз. Опять ничего примечательного. Был в окопе, наблюдал в бинокль. Слышу, как пуля в бруствер – плюх, вторая – плюх. За ними снаряд летит. Он когда летит, хорошо слышно. Где-то справа – бух, и крик – а-а-а-а-а! От бинокля оторвался, еще подумал – «Кто хоть это там так орет?» И тут в ключицу удар. Упал на дно окопа…

Штурм заканчивался уже без меня. В госпиталь я отказался, был при медсанбате. Пуля вошла аккуратно, а вот на выходе все вырвало кусками».

После госпиталя военные дороги привели Степана Матвеевича в Польшу. «Из Польши двинулись в Германию. Воевали под Берлином, я даже расписался на Рейхстаге. Он был весь разрушен, я видел те ребра, по которым солдаты забирались, чтобы флаг Победы вывесить. Столько народу погубили, чтобы завоевать этот проклятый Рейхстаг.

Затем произошла знаменитая встреча на Эльбе с американскими и английскими союзниками. Братались с союзниками. Я им ножик подарил, а они мне расческу, которой до сих пор пользуюсь. 8 мая 1945 года вечером объявили о конце войны. Началась большая радость, и стрельба была. Что было, то и вытаскивали на стол, особенно союзники постарались, у американцев все имелось: и шнапс, и виски».

Казак Громышников

Еще Степан Громышников часто вспоминал о своем коне: «Всю войну у меня один конь был. В Польше его убило, мы как раз в лесу стояли, где вырыли себе индивидуальные ячейки, неожиданно немецкая авиация налетела, около двух десятков самолетов. Я в ячейку спрятался, и конь ко мне нагнулся. Не могу говорить, до сих пор слезы на глаза наворачиваются. Осколком его ранило в живот. Потом я взял себе польского коня, он как дубина: сядешь, и ноги болят. Так что, считай, я без коня остался, а меня в пулеметчики перевели…»

После войны кавалер двух орденов Красной Звезды и Отечественной войны Степан Громышников не вернулся в Севастополь, где не осталось никого из его родных, а над развалинами домика на склоне Красной Горки посвистывал соленый морской ветер. Но иногда в День Победы он приезжал сюда, ходил по склонам Сапун Горы, склонялся на тем самым окопчиком…

Кавалерист из морского города умер в Чите. Не дожив трех месяцев до своего девяностолетия.

Леонид Архипов

Интересно (0)
Актуально (0)
Не актуально (0)
Не интересно (0)
Поделиться:
Популярные новости:

Последние новости

Все новости

ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

и узнавайте о новостях первыми


OK
16+ Карта сайта Добавить в закладки rss
НЕ ПОКАЗЫВАТЬ БОЛЬШЕ ЭТО СООБЩЕНИЕ