Наверх
Ежедневный информационный портал

10 декабря, суббота 13:43

Доллар: 63.3028 руб.
Евро: 67.2086 руб.

История
Понедельник, 28 Декабрь 2015 10:50
449
0
0
0

25 килограмм, которые определили судьбу

Оцените материал
(0 голосов)

Наш разговор Матвей Борисович Бохерман, строитель с 65-летним стажем, начал не с повествования о себе и своих карьерных достижениях. Он сразу обозначил: в газетах пишут об одном и том же.

Почему, например, в канун 8-го марта уделяют внимание только Даше Севастопольской? Почему не написать о женщинах-участницах восстановления Севастополя, ведь по сути дела после войны восстанавливали страну в основном женщины. Матвей Борисович говорит: все знаменитые здания нашего города — Панорама, библиотека Толстого, гостиница «Севастополь», ДДЮ, кинотеатры «Победа» и «Украина» - восстанавливались под руководством женщин. Софьи Дмитриевны Алмазовой, Нины Дмитриевны Хомяковой, Евгении Петровны Бараненко…    


Матвей Борисович акцентирует внимание: Севастополь восстановили за 10 лет! И снова об этом трудовом подвиге пишут до обидного мало… «Считалось, что в 1948-м Сталин почти не покидал столицы, но он несколько раз бывал в Севастополе и остался крайне недоволен. Тогда вышло его постановление о восстановлении города, - вспоминает Матвей Бохерман. - Ни по одному другому городу такого решающего постановления не было! В 2013 году было 65 лет со дня издания этого приказа — снова молчок».

- Как раз хотела спросить об этих 10 годах... Я прочла, что во время Ливадийской конференции после прогулки по развалинами города-героя Уинстон Черчиль сказал Сталину о том, что на восстановление Севастополя понадобится минимум 50 лет. Матвей Борисович, как вы думаете, благодаря чему удалось отстроить город в рекордные сроки?

- Когда-то хотели назвать это третьим трудовым подвигом. От Совета министров тогда руководил строительством генерал-майор И. В. Комзин — позднее первый управляющий треста «Севастопольстрой». В тресте было свыше 35 000 человек, и после того, как вышло постановление о восстановлении Севастополя, Президиум Верховного Совета издал приказ о мобилизации молодежи на восстановление города. Три года работы в Севастополе засчитывались как срок службы в армии. Учитывая, что это одна молодежь и опыта у нее мало, Сталин издал указ доплачивать к зарплате 30% (мы их так и называли - «сталинские»). Мастера, рабочие, прорабы – несмотря на их малоопытность и то, что они оторваны от семей, получали 30% надбавки к зарплате. Тому, кто оставался после 3-х лет строительства, предлагали квартиру и деньги для обзаведения хозяйством. Но об этом забывают! Поэтому я не понимаю, почему Потемкину можно памятник поставить, а Сталину — нет. Может в другом городе и не стоит, но в восстановлении Севастополя он принял активнейшее участие. И даже в разработке Генплана, который мы просматривали. Сталин сказал: каким был Севастополь до войны, таким его и стройте — улицу в улицу, дом в дом — умнее того, что создано историей, вы не придумаете. Все это забыто. Забыты и имена наших Иванов. Знаете эту историю?

068c5080357f

- Нет…

- В 1964-65 гг. приглашали работать руководителей строительных подразделений из других городов. Словно здесь не было своих людей. Пока Колобов не возмутился, а тогда он был членом бюро горкома, и сказал: «Я назначу начальниками управлений своих Иванов». И у нас все начальники управлений были Иваны. Иван Иванович, Иван Лукич, Иван Семенович, еще один Иван Иванович — все они были севастопольские.

- А почему Вы выбрали строительную специальность?

- Я хотел быть летчиком. Но как кончилась война, нас готовили для «чугуевского» истребителя. Я — послевоенный, переживший голод и холод, мне не хватало 25 килограммов веса до нормы летчиков. Пойти в техническое? Я не захотел гайки крутить. В связисты пойти? Самолет никогда не увидишь. Я не прошел в летное, но посчитал, что самая престижная после войны профессия - строитель. Закончил Курский строительный техникум.

- Получается, Ваш недовес привел Вас к своему призванию. Как попали в Севастополь?

- Когда был выпуск дипломников, заболел председатель комиссии. Как раз в то время назначили нового главного инженера треста (прим. ред. - трест «Севастопольстрой») - подполковника Николая Терентьевича Киреева. Министр сказал ему заехать по дороге и принять у нас дипломы. Ребята мы были уже возрастные, 20-22 года, и очень ему понравились. Так что он позвонил министру и сказал: «Отдай мне в Севастополь выпуск», на что ему ответили, что, мол, весь выпуск будет жирно, но человек 30-35 он может отобрать. А в то время ликвидировали все практики и объединили их в одну полугодовую, потому как если студент приезжает в Севастополь на практику на месяц, то он больше знакомится с морем, а не с работой. А за полгода он получает объект, и работает как мастер, за что ему даже подбрасывают деньги. Так я и попал в Севастополь, защитил диплом (а я был отличником), и в 1954 уехал, что окончить инженерно-строительный институт в Ростове-на-Дону.

121

- А первый объект на этой полугодовой практике какой был?

- Это была целая комедия. Мы начали работать втроем с друзьями-фронтовиками на растворно-бетонном узле - следили за дозировками при приготовлении бетонных растворов. Мы пробыли там 3 дня, пришли к управляющему и сказали: «Спасибо за науку, мы уже считать тачки научились». Это для «легкотрудников», нас, пожалуйста, оправьте на стройку! Так меня направили на строительство финских домиков - их так по сей день и называют, хотя это немецкие домики. Их было около 100 и порядка 120 немцев прислали работать. Так что практику я проходил вместе с немцам.

Когда закончил техникум, меня назначили мастером на строительство административного корпуса ЦКБ «Черноморец» на площади Лазарева, потом заканчивал работу на Ленина, 14, где был художественный магазин. Строил здание Горсовета, тогда горком партии, Доску Почета, жилые дома на ул. Партизанская и Генерала Петрова. Через 3 года после института Колобов назначил меня начальником производственного отдела треста, в котором я работал.

- Стремительно ваша карьера развивалась. А какие сооружения вам запомнились, над которыми вы работали?

- Запомнилось историческое здание горкома партии, сейчас там Заксобрание находится. Вот в зале заседания на 2м этаже на потолке большая лепнина, ее делали прямо на месте — зайдите посмотрите, она интересная. Запомнилось строительство Доски Почета, казалось бы, чего там сверхъестественного, а вот эта будочка, что рядом с ней, была трансформаторной подстанцией, и со всех сторон торчали провода, под которыми мы работали. Каждый объект имеет свою историю. Когда иду по городу, всегда разговариваю со всеми, кто со мной работал. Прохожу мимо и думаю: здесь строил Леня Бычков, здесь - Толя Кириченко, Дима Мизяев. Иду и вспоминаю. Это все мои друзья. Всех вспоминаю.

- А из новых сооружений, жилых кварталов, какие вам нравятся?

- В Омеге неплохие дома. Они уже с колоннами. Все их называют колоннами, а я втихую их называю столбами. Колонна имеет очень строгое построение: она внизу идет ровно три трети, а дальше все не просто так, а специально строится «линия Интазиса» — она мне в институте все покоя не давала. Мое поколение строило Севастополь, который назвали белокаменный. А ваше поколение строит Севастополь, который я называю беломазанный. Камень не чистят, а шпаклюют, штукатурят. Вообще по городу много домов оригинальных, где архитектура хоть какая-то есть, не гладкий фасад, не однотипный.

- Есть ли новые строительные технологии, которые вам бы хотелось иметь в вашу молодость, когда вы восстанавливали Севастополь?

- Утепление зданий. Раньше беда крупнопанельного домостроения - это были стыки. Что с ними не делали, они все равно текли, а сейчас защищают пенополистиролом, прошпаклевывают.

Мы многое возлагаем на стеклопластиковые окна, лично я предпочтение отдаю дереву. Первое свойство пластмассы — старение. Я знаю, что когда мы ломали столярку в музее Крошицкого и музыкальной школе, она как звонок стояла. Дерево есть дерево. Оно дышит. Почему делается небольшое проветривание? Потому что стеклопластик закупоривает квартиру. И раньше главная задача объекта была — справиться со столяркой: сыро - она разбухает, солнце — рассыхается. Как ее подогнать? Мы выработали тогда технологию — подгон по спичке.

2


- Матвей Борисович, за что Вы любите свою профессию?

- Она не однотипна. Если я работаю на хлебозаводе, то там каждый день хлеб. А строитель - сегодня одно здание, завтра другое. Сложности бывают с землей, постоянно что-то меняется. Каждое здание имеет свои причуды, и все всегда разнообразно. И каждое здание имеет свою историю. Вот здание, где Макдональдс был, вы обращали внимание что там переход косой? 30 см перепад. Никто не обращает внимание. На здании Горсовета верхняя балка, которая идет над капителями, давит на лоб, когда солнце, тень сильно падает. Много таких моментов.

- А сегодня ваша работа так же разнообразна на должности руководителя службы ООО «Севастопольстрой»?

- Вот у меня лежит папка - «пуск электроэнергии на дом» - это куча документов...бумажная волокита. Сегодня многое усложнено. Раньше на это уходили минуты, сегодня — месяц.

- Что бы вы пожелали Севастополю в канун Нового Года?

- Здоровье одно, болячек - тысячи. Не надо быть жадным, надо быть здоровым. Самое главное - оплачиваемой работы, хороших вакансий. Я не представляю, как быть без работы, хотя мне уже 87. Как прожить без коллектива? Все время смотреть в этот ящик?

Беседовала Ольга Цыганок

3




Интересно (0)
Актуально (0)
Не актуально (0)
Не интересно (0)
Поделиться:
Популярные новости:

Последние новости

Все новости

ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

и узнавайте о новостях первыми


OK
16+ Карта сайта Добавить в закладки rss
НЕ ПОКАЗЫВАТЬ БОЛЬШЕ ЭТО СООБЩЕНИЕ