Наверх
Ежедневный информационный портал

08 декабря, четверг 23:03

Доллар: 63.9114 руб.
Евро: 68.5002 руб.

Блогосфера
Среда, 29 Июль 2015 12:43
241
0
0
0

Земля у нас – золотая!

Оцените материал
(0 голосов)

Рассказ севастопольца – «черного копателя» - о буднях своего незаконного и смертельно опасного ремесла

Когда-то, лет тридцать пять назад, я хотел стать историком, а если точнее – археологом. Многие из тех, кто вырос в Севастополе, не могли не проникнуться романтикой исторических тайн, тем паче, что эхо веков и минувших войн зачастую находилось прямо под ногами – на бабушкином огороде или на прибрежной гальке Херсонеса после очередного шторма.

Мой энтузиазм был так велик, что я упросил отца пристроить меня на пару недель поучаствовать в раскопках. Отец помог, и я дней десять жарился на июльском солнце на месте небольшой крепости, кажется римской. От того незабываемого времени осталась у меня опасливое уважение к лопате и знакомство со своим сверстником по имени Андрей, который, к моему удивлению, также оказался в археологической экспедиции. Мы быстро, как часто бывает в таких случаях, подружились, чтобы потом также быстро отдалится друг от друга – я жил на «Летчиках», а Андрей – на Северной.

Совершенно случайно мы встретились вновь в начале этого лета в магазинчике разливного пива. Андрей узнал меня первым, а так, как мы не виделись тридцать пять лет, разговор получился долгим. К моему удивлению, Андрей не просто сохранил интерес к истории! Нет, она стала его судьбой и средством к существованию. Мой давний товарищ стал «черным копателем», и я, с согласия Андрея, публикую его рассказ о своей преступной профессии – специально для «Объектива».

«НОВОСТРОЕЧНЫЕ» ЭКСПЕДИЦИИ

Начинал я в 80-х годах, тогда много строили, города росли, но прежде чем заложить очередной микрорайон, археологи проверяли его на наличие объектов исторического значения. Поэтому такие раскопки назывались «новостроечными». Я числился лаборантом, по сути – землекопом. Специфика археологических раскопок состоит в том, что пока дело дойдет до кисточек, приходится перекидать десятки тонн земли – а у нас это – далеко не чернозем. Многие из тех, кого влекла романтика (наверное, это обо мне – прим. автора) не выдерживали тяжелого труда на солнцепеке и уходили из экспедиций. Я остался, и однажды не пожалел – нашел золотую бляшку. Совсем небольшую, с изображением оленя. Судя по тому, что рядом обнаружились остатки наконечников для стрел, эта бляшка украшала колчан какого-то знатного скифа. Руководитель раскопок хвалил, выписал премию в 8 рублей. Вечером у костра он рассказал, что на западных аукционах они могут стоить от 10 000 долларов и выше – в зависимости от веса. Тогда я утвердился, что 8 рублей премии и 90 официальной зарплаты лаборанта – это мало и несправедливо. И решил, что с мечтой о стезе археолога покончено – буду копать сам.

ПЕРВАЯ «ОТСИДКА»

Как и многие начинающие «копатели», я начал работать на местах недавних раскопов. Дело в том, что «новостроечным» экспедициям иногда не хватает времени провести качественные исследованию – много объектов и мало времени. После них в завалах остается немало интересного. В первый же свой самостоятельный сезон я добыл несколько скифских акинаков (короткий (40—60 см) железный меч у скифов, персов, саков – прим. автора), бронзовые наконечники для стрел, серебряный браслет. Продал коллекционерам на севастопольской «горке» и одесском «парке», выручил почти 500 рублей, для 80-х – приличные деньги. Второй сезон оказался провальным. Мало того, что нашел только железо и бронзу, но и попал в милицию. Задержал меня участковый под Керчью, изъял все, что у меня было, оштрафовал на 50 рублей, и дал 10 суток. Честно говоря, тогда у меня мелькнула мысль «завязать» с черной археологией, потому что милиционеры предупредили, что в следующий раз можно получить и реальный срок. А потом паузу в «копательстве» взяла за меня жизнь – в виде повестки на службу в Советскую Армию. Два года в РВСН на «точке» в 200-х километрах от Архангельска мало способствовали археологическим изысканиям.

222

«ПЯТНА» НАД КУРГАНАМИ

В конце 80-х и в начале 90-х Советский Союз начал давать крен и протечку с обоих бортов, внутрь хлынула «мутная» водичка, в которой очень комфортно было «черным копателям». По словам Андрея, это было золотое время – эпоха беспорядка, «диких» стволов и нажитых состояний. Властям было не до археологии, у бандитов до «копателей» не доходили руки – поживы хватало вокруг и без рытья курганов. Опасность представляли только «коллеги». Вот с ними надо было держать ухо востро, порой дело могло дойти и до стрельбы, особенно если речь шла о «жирном» кургане или городище. В 90-е годы я переключился на скифские курганы, находил «пятно» - запаханное или заветренное место над захоронением, вскрывал его. Кстати, далеко не каждый курган скрывает в себе драгоценные находки, большинство погребений ограблены еще в древности. Но кое-что дождалось и наших дней. Я не считал курганы, которые копал, но их было за эти годы не меньше сотни. Находил очень много керамики, акинаки, наконечники стрел и топорики, украшения (в основном бронзовые), но попадалось серебро и золото. Об одной находке стоит рассказать особо.

ВОИН С ДВУРУЧНЫМ МЕЧОМ

Это случилось в сентябре 2002 года у села Акимовка под Мелитополем. Там я обратил внимание на один курган, судя по всему он был «пустой», потому что виднелись следы «бокового лаза» еще начала двадцатого века. Однако что-то мне подсказало – присмотрись к курганчику. И Андрей «присмотрелся». В итоге ему удалось найти еще одно погребение, нехарактерное для этих мест. Оно находилось сбоку от традиционной для скифов погребальной камеры (ограбленной и засыпанной). Скелет, а судя по черепу и костям рук и ног, это был довольно крупный мужчина, был завернут в ткань, от которой практически ничего не осталось, кроме золотых заколок. На запястьях погребенного были золотые браслеты, на пальцах – четыре перстня примитивной работы. Рядом – кости коня, скорее всего, он был без сбруи, потому что не осталось металлических бляшек и элементов уздечного набора, которыми обычно украшались предметы быта богатых скифов. Но самое интересное – меч! Это было абсолютно не скифское оружие – лезвие, очень плохо сохранившееся, но примерно полутораметровой длины, с прекрасно сохранившейся рукоятью практически двуручного хвата, отделанная золотом и серебряными кольцами. Она завершалась золотой накладкой, изображавшей голову коня. По всей вероятности, это был вождь сарматов, которые примерно в 300 г.г. до.н.э пришли на скифские земли из-за Дона и потеснили их. Но эта историческая загадка долго преследовала мое воображение – во всяком случае, ни до, ни после этого случая таких мечей в курганах и погребениях того времени Андрею видеть не доводилось.

«ХАТА» ЗА СЕЗОН

Много ли зарабатывают «черные копатели»? Все зависит от опыта и удачи. Всегда хорошо идут скифские изделия, в основном, конечно, велик спрос на золото. Пару десятков предметов «звериного стиля» могут потянуть у западных коллекционеров тысяч на 100-150 долларов, особенно если ты фотографировал место раскопок, их процесс, отметил все это на картах. В середине и конце 90-х хорошо шли немецкие именные медальоны – за них давали до 300 евро за штуку (например, если находились родственники убитого фашиста). Как правило, западные коллекционеры и серьезные наши приезжают за находками сами, у них отлажены «окна» на таможнях. Важно, какое у тебя оборудование для поисков, хороший немецкий детектор металла стоит до 3000 долларов, плюс немалые расходы на сами поиски, проценты перекупщикам…Все это расходы, но я скажу так – в самый удачный для себя сезон – 1999 года - я купил «трешку» в центре себе и «двушку» на Летчиках для младшего брата. Когда знаешь, где и что искать, понимаешь – земля у нас золотая!

333

ЦЕНА ФАРТА КОПАТЕЛЕЙ

Конечно, квартира за сезон – это хорошо. Но есть и оборотная сторона, так сказать, медали. После беспредела 90-х активизировались правоохранители, от них, особенно при Украине, приходилось периодически откупаться. Есть у них и «барабаны» в нашей среде, иногда узнают об удачах раньше нас. Кроме того, случаются (сейчас гораздо реже) разборки между своими, бывало, что «коллеги» пропадали вместе с ценностями, выезжая на встречу с клиентами. Далее, случаются более банальные вещи – смерть при раскопках. Очень многие наши «объекты» имеют длинные шахты и высокие погребальные камеры, поэтому «черного копателя» может просто засыпать. Иногда начинаешь копать, и находишь обвалившийся ход, в нем останки – и относительно недавние, и тысячелетней давности. Это означает, что во все времена находились люди, готовые рискнуть жизнью за золотую фистулу или серебряный браслет неведомого покойника. Несколько моих знакомых и товарищей рискнули и пропали навсегда.

В ОЖИДАНИИ АМФОРЫ

По словам Андрея, его «противоположность» - официальные археологи - в основной массе люди честные и фанатично преданные науке, потому что только настоящие историки способны за унизительно маленькую зарплату заниматься тяжелым физическим трудом, из которого в основном и состоит профессия «археолога» (по крайней мере, в сезон). Однако есть и те, кто не прочь продать «на сторону» часть своих находок. Во всяком случае, мой собеседник уверял, что знает их лично. На вопрос, понимает ли Андрей, что благодаря его «ремеслу» ценные артефакты навсегда теряются для России, он ответил, что понимает, и добавил, что главное, что они не потеряны для человечества. Непатриотично, подумал я, и, пользуясь случаем, попросил подобрать мне небольшую амфору (давно, честно, говоря, хотелось иметь). «Добро, - сказал мне Андрей, - как что-то найду, отыщу тебя сам, мне твой номер телефона не нужен». Прошло уже полтора месяца, но нет ни Андрея, ни амфоры. Скорее всего, он уехал в очередную «экспедицию» - отбирать историческое наследие у нашей «золотой» земли.

Кирилл Сомов

Интересно (0)
Актуально (0)
Не актуально (0)
Не интересно (0)
Поделиться:
Популярные новости:

Последние новости

Все новости

ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

и узнавайте о новостях первыми


OK
16+ Карта сайта Добавить в закладки rss
НЕ ПОКАЗЫВАТЬ БОЛЬШЕ ЭТО СООБЩЕНИЕ