Наверх
Ежедневный информационный портал

08 декабря, четверг 21:09

Доллар: 63.9114 руб.
Евро: 68.5002 руб.

Блогосфера
Вторник, 22 Сентябрь 2015 13:28
197
0
0
0

Блокада Крыма и новый украинский сепаратизм

Оцените материал
(0 голосов)

Акция лидеров крымско-татарского Меджлиса, «Правого сектора» и остального люмпен-Евромайдана по блокаде Крыма – это больше, чем просто попытка навредить соседу.

Понятно, что имеет место быть бизнес-мотивация и желание подмять под себя торговые потоки. По замыслу Киева и лидеров Меджлиса, на границе с Крымом должны появиться т. н. «хабы» – оптовые рынки, где будет продаваться украинская продукция.

То есть мы имеем дело с созданием альтернативной таможни, которая будет управляться частными лицами, в обход государства.

Не думаю, что для самого Крыма потеря украинских товаров создаст серьёзные неудобства. Возрастёт нагрузка на паромную переправу в Керчи — но учитывая что сейчас не сезон, то критического перегруза не будет.

В данном случае важнее политэкономические процессы, которые разворачиваются на наших глазах.

Центральная власть в Киеве не может прокормить многочисленных активистов, мародёров и шантажистов, которые ко всему прочему ещё и вооружились. Главная задача — не допустить этих людей в Киев.

Блокада Крыма – это сделка между центральной властью и люмпен-Евромайданом. Киев вынужден откупаться от активистов, отдавая им в управление сектора экономики и хозяйства.

Остатки государства на бывшей Украине разлагаются на наших глазах. Блокпост – это не просто набор бетонных блоков и группа вооружённых людей. Блокпост – это суверенная территория, метр границы, сданный в аренду.

На самом деле лидеры Меджлиса и примкнувший к ним «Правый сектор» делают ни что иное, как учреждают собственное государство. Если быть точным, то сегодня это протогосударство, паразитирующее на остатках украинской национальной государственности.

Однако это не первый случай. Так, в Житомирской области образовалась самоуправляемая территория, на которой добывают янтарь. Причём попытки навести порядок с помощью милиции в Янтарной республике не привели к серьёзным успехам.

Несколько месяцев назад Киев был вынужден стягивать войска, чтобы поставить на место зарвавшихся закарпатских контрабандистов, которые тоже действовали под брендом «Правого сектора».

Неважно, как называются эти протогосударственные феномены. Важно то, что Киев уже не способен контролировать процесс разложения государства. Для того, чтобы обеспечить лояльность и изгнать люмпен-Евромайдан из столицы, центральная власть готова соглашаться с созданием неофеодальных феноменов.

Судя по всему, в ближайшее время мы увидим нарастающую волну сепаратизма. Только, в отличие от Донбасса и Крыма, этот сепаратизм будет вульгарно-экономическим: паразитический класс активистов Евромайдана будет искать новые ниши для самообеспечения.

Подавив сепаратизм регионов (кроме Крыма и Донбасса), Киев получил на выходе сепаратизм асоциальных элементов, которые сбиваются в организованные группы.

Правящие элиты Киева так и не поняли, что сепаратизм был проблемой экономической, а не политической. Сверхконцентрация финансовых потоков в Киеве приводила к тому, что в регионах оставалось всё меньше и меньше средств. Недовольство экономической политикой Киева накапливалось постепенно, начиная с позднего Леонида Кучмы – который, собственно, и начал проект ликвидации экономического суверенитета регионов.

В годы правления Виктора Януковича сверхконцентрация капитала и власти в Киеве достигла своего исторического максимума. Правящие элиты смогли взять под контроль и политические, и экономические, и правовые рычаги власти по всей вертикали — от правительства до райсовета.

Бунт олигархии, поддержанный народными массами центральной и западной Украины, вошедший в историю под именем Евромайдан, на самом деле тоже был сепаратистским явлением.

То, как разделился властный пирог после победы Евромайдана, — лучшая тому иллюстрация. Каждый участник получил свой кусок. Олиграхия — власть и собственность. Активисты Евромайдана – оружие, документы и право мародёрствовать в Донбассе и собирать пожертвования на АТО. Однако сепаратизм это явление, которое нельзя остановить указом президента или парламентским законом.

Особенно если сепаратизм имеет экономические основания. Именно по такой схеме разваливался Советский Союз — политический каркас был ещё крепок, но сепаратизм партхозэлиты и примкнувшего к ним класса кооператоров уже было не остановить.

В украинском случае разворачивается подобный сценарий. Сепаратистские настроения охватывают всё новые и новые социальные группы. А учитывая количество оружия у населения и активистов, такой сепаратизм имеет неплохие шансы на успех.

Блокада Крыма – это ни что иное как создание экономического фундамента для «протогосударства Меджлис» в Херсонской области.

Сепаратизм на бывшей Украине – это восходящий тренд. Однако, так как элитам не хватило ума оформить его к цивилизованные формы вроде федерализма и расширения прав местного самоуправления, новый сепаратизм будет носить всё более извращённые формы.

Для России, которая втянута в украинский кризис по самый Донбасс, нарастающий украинский сепаратизм означает новые возможности для розыгрыша своей партии. Необходимо присматриваться к каждой сепаратистской группе, образующейся внутри  Евромайдана. Потому что экономические интересы каждой такой группы всё равно будут тяготеть к России. Та же сепаратистская группа Меджлис/«Правый сектор» хочет контролировать товарооборот с РФ, а вовсе не перекрыть его.

Раз Москва выбрала стратегию выжидания, пока разложится государство на Украине, то имеет смысл творчески развивать эту стратегию, стимулируя экономический сепаратизм. Так, имеет смысл создать торговые преференции для предприятий ДНР и ЛНР. Это, с одной стороны, стимулирует местное производство и облегчит интеграцию Донбасса с РФ. А с другой стороны, приведёт к тому, что украинские производители будут регистрировать клоны в юрисдикции ДНР и ЛНР, чтобы упрощённо торговать с РФ и Таможенным союзом.

Украинский экономический сепаратизм  это следствие отказа от евразийской интеграции. Естественные экономические интересы двигают украинских производителей к интеграции с РФ, но политические барьеры не позволяют этого делать. Поэтому возникают сепаратистские тенденции, основанные на экономических интересах.

Кроме политических возможностей, размножение экономических сепаратистов на территории бывшей Украины является наглядным уроком для РФ — к чему может привести алчная экономическая политика в условиях сверхцентрализации.

Интересно (0)
Актуально (0)
Не актуально (0)
Не интересно (0)
Поделиться:
Популярные новости:

Последние новости

Все новости

ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

и узнавайте о новостях первыми


OK
16+ Карта сайта Добавить в закладки rss
НЕ ПОКАЗЫВАТЬ БОЛЬШЕ ЭТО СООБЩЕНИЕ