Наверх
Ежедневный информационный портал

10 декабря, суббота 02:11

Доллар: 63.3028 руб.
Евро: 67.2086 руб.

Аналитика
Среда, 26 Август 2015 15:01
336
0
0
0

Участь СССР России не грозит ("Bloomberg", США)

Оцените материал
(0 голосов)

Если вы верите в то, что Советский Союз распался из-за низких цен на нефть, то, видимо, есть смысл задаться вопросом, приведет ли сегодняшний обвал цен на сырьевые товары и недовольству президентом Владимиром Путиным или даже коллапсу России.



Впрочем, советскую империю разрушила не дешевая нефть — ее погубил коммунизм. Путинская Россия гораздо больше зависит от нефти, чем ее предшественник, но она не связана никакой идеологией или принципом, и вполне возможно, что это и поможет режиму остаться у власти.

Советский Союз был довольно странной нефтедобывающей страной. В 1985 году на долю топливных материалов приходились 52,7% его экспорта. Но за твердую валюту, то есть, по рыночным ценам продавалось лишь 24,7% экспортной сырой нефти, 61,6% нефтепродуктов и 45% природного газа. Остальное СССР поставлял в страны Совета экономической взаимопощи за «переводные рубли», служившие единой валютой в социалистическом блоке, или по бартеру в другие страны, находившиеся в сфере влияния СССР. Страны-сателлиты имели возможность получать нефть и газ в обмен на товары, которые Советскому Союзу не так уж и были необходимы. Фактически это была система субсидий.

Значительная часть твердой валюты, поступавшей в бюджет за счет экспорта в капиталистические страны, направлялась на закупку зерна. Сталинская коллективизация и последующий упадок советского сельского хозяйства превратили Россию из основного поставщика зерна в крупнейшего импортера. Егор Гайдар, который в начале 1990-х годов проводил в России радикальные постсоветские реформы, писал в 2007 году, что после того, как в 1985 году Саудовская Аравия перестала поддерживать цены на нефть, советское руководство было поставлено перед неизбежным выбором.

У правительства СССР было три варианта действий — или сочетание всех трех вариантов. Первый — ликвидировать восточноевропейскую империю и, в конечном, счете, прекратить бартерные сделки со странами социалистического блока в обмен на нефть и газ, начав продавать углеводороды за твердую валюту. Правда, в этом случае руководству Советского Союза пришлось бы в 1985 году полностью свести на нет итоги Второй мировой войны. По сути, лидеру, выдвинувшему подобную идею на совещании ЦК КПСС, в то время грозило бы лишение поста генерального секретаря. Второй вариант — резко сократить ввоз в страну продовольствия из-за рубежа на 20 миллиардов долларов — то есть на ту сумму, которую СССР потерял после падения цен на нефть. Но на практике это означало введение нормирования продовольствия и карточной системы — почти как в годы Второй мировой войны. Руководство страны понимало все последствия такого шага — советская система не продержалась бы и месяца. Поэтому эту идею серьезно даже не обсуждали. И третий вариант — провести радикальное сокращение расходов на военно-промышленный комплекс. Но в этом случае советскому руководству грозил серьезный конфликт с представителями элиты на местах и в промышленном секторе, поскольку очень многие советские города существовали исключительно за счет ВПК.

Все эти варианты в политическом плане были неприемлемы, и поэтому, как пишет Гайдар, ЦК КПСС просто решил не обращать на эту проблему внимания и взять кредиты в западных банках, при том, что рейтинги кредитоспособности Советского Союза были еще высокими.

Остальное вы уже знаете. Да, обвал цен на нефть способствовал распаду СССР, но он лишь ускорил развал системы, при которой идеология была важнее экономики.

Путинская Россия зависит от нефти гораздо больше, чем когда-то Советский Союз. Нефть и газ сегодня составляют около двух третей российского экспорта. Бывший менеджер по инвестициям, а теперь руководитель экономической программы Московского центра Карнеги Андрей Мовчан утверждает, что сегодня ВВП России на 70% «нефтезависим» (сюда входят бюджетные расходы, которые на 60% финансируются за счет налогов от продажи нефти, импортируемые товары, закупаемые на доходы от экспорта углеводородов, а также расходы на потребление и инвестиции, связанные с деятельностью бенефициаров продаж нефти и газа). Большинство показателей российской экономики — золотовалютные резервы, курсы обмена валют, бюджетные поступления и сам ВВП — в значительной степени привязаны к ценам на нефть.

Однако сегодня экономическая система России гораздо прочнее. Несмотря на то, что в последние годы Путин исповедует имперскую и крайне консервативную идеологию, Россия является капиталистической страной.

Страна занимает четвертое место в мире по экспорту зерна и в отличие от СССР может прокормить свое население. В первом квартале 2015 года доля импортных продуктов питания на российском продовольственном рынке составляла 32%, но эти продукты, в основном, лишь обеспечивали широкий ассортимент.

И современная Россия пока не в состоянии возродить прежнюю империю. Возможно, даже хорошо, что цены на углеводороды, по всей видимости, останутся низкими — поскольку сокращение бюджетных поступлений может помешать Путину захватывать новые территории или «покупать» новых союзников. Субсидии, которые Россия предоставляет своим немногим сателлитам — таким, как Белоруссия и некоторые другие бывшие советские республики — составляют лишь часть тех средств, которые раздавал Советский Союз. И, несмотря на увеличение в последние годы расходов на оборону, Россия не участвует в полномасштабной гонке вооружений с США.

Две бездонные бочки, в которые уплывают доходы России от экспорта нефти — это расходы на социальную сферу, значительно увеличенные при Путине, чтобы сформировать лояльное «ядро» электората, и ужасающая коррупция в крупных государственных корпорациях, составляющих основу российской экономики. Путин продемонстрировал, что может менять свое отношение и решения в отношении того и другого).

Путин принял девальвацию рубля как средство спасения России сразу же после того, как цены на нефть начали падать. Инфляционный налог стал болезненным ударом для преданных избирателей Путина. При этом власти сокращают расходы на здравоохранение и образование. Возможно, эти сокращения невелики, учитывая масштабы обвала цен на нефть, но они свидетельствуют о том, что Путин намерен переложить часть проблем, связанных с падением цен на углеводороды, на россиян. Подобная тактика - довольно рискованная, но это все равно лучше, чем отрицание, которое демонстрировало руководство СССР.

Похоже, что близкие друзья руководителей страны, стоящие во главе госкорпораций, до недавнего времени были неприкасаемыми. Но на прошлой неделе Владимир Путин уволил своего друга Владимира Якунина — руководителя монополистической компании «Российский железные дороги». Президенту, по всей видимости, надоели бесконечные просьбы о предоставлении новых субсидий, позволяющих скрывать очевидные просчеты в руководстве компании. А крупнейшей нефтедобывающей компании «Роснефть», которой руководит давний друг Путина Игорь Сечин, было отказано в предоставлении средств на финансирование четырех из пяти проектов, которые компания представила на рассмотрение в Фонд национального благосостояния России, являющегося частью золотовалютного резерва страны.

Путин показал, что может быть прагматиком, и его ответные действия в условиях кризиса — несмотря на их многие недостатки — должны помочь России пережить эти трудности.

Автор: Леонид Бершидский ("Bloomberg", США)

Оригинал публикации: Russia Won't Suffer the Soviet Union's Fate

Интересно (0)
Актуально (0)
Не актуально (0)
Не интересно (0)
Поделиться:
Популярные новости:

Последние новости

Все новости

ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

и узнавайте о новостях первыми


OK
16+ Карта сайта Добавить в закладки rss
НЕ ПОКАЗЫВАТЬ БОЛЬШЕ ЭТО СООБЩЕНИЕ